Свет… в кладовке?

Написано aleafs . Опубликовано Новости

Maks_Lukado__Bog_podoshel_tak_blizkoНесколько дней назад произошло нечто необычное. Гроза лишила всю нашу округу света.
Когда свет выключился, я на ощупь пробрался в кладовку, где на такой случай мы храним свечи. При свете
спички я взглянул на полку, где хранятся свечи. Они были на месте, в подсвечниках, расплавленные в разной степени от
предыдущего использования. Я поднес к ним спичку и зажег четыре из них.
Темная кладовка озарилась светом! Непроницаемый покров темноты был разрушен теплым золотистым сиянием. Я
увидел холодильник, о который только что ударился коленом. И я увидел старые инструменты, которые неплохо было бы привести в порядок.
— Как здорово, когда светло! — произнес я вслух, а затем обратился к свечам: — Если вы так отлично делаете свою
работу здесь, в кладовке, то погодите, пока я вынесу вас в дом, где вы на самом деле нужны! Одну из вас я поставлю на стол, чтобы можно было поужинать. Другую я поставлю на письменный стол, чтобы я смог почитать. Третью я отдам
Деналин, чтобы она занялась вышиванием.


А тебя, — я взял самую большую свечу, — я поставлю в гостиной, где ты осветишь все вокруг. (Я чувствовал себя
несколько глупо, разговаривая со свечами, но что делать, когда в доме нет света?)
Я уже было поворачивался, чтобы выйти из кладовки с большой свечой в руке, когда услышал голосок:
— Эй, стой где стоишь.
Я остановился. «Здесь кто-то есть», — подумал я. Затем я расслабился: «Это всего лишь Деналин, поддразнивает меня за
беседу со свечами».
— Так, дорогая, хватит шуток, — сказал я в полутьму. Ответа не последовало. Хм, может быть, это ветер?
Я сделал еще один шаг.
— Стой, кому говорю, — вновь прозвучал тот голос.
У меня начали дрожать руки.
— Кто это сказал?
— Я! — Голос звучал рядом с моей рукой.
— Кто это? Что это?
— Я — свеча.
Я взглянул на свечу, которую держал в руке. Она горела сильным золотым пламенем. Свеча была красной и стояла в
тяжелом деревянном подсвечнике с крепкой ручкой. Я вновь оглянулся вокруг, чтобы убедиться, что голос не
исходит от чего-то еще.
— Здесь никого нет, кроме меня, тебя и других свечей, — сообщил мне голос.
Я поднял свечу к глазам, чтобы рассмотреть ее получше. Вы не поверите! В воске я увидел маленькое лицо. (Я же сказал
— вы мне не поверите!) Не просто лицо, которое кто-то вылепил из воска, но движущееся лицо, полное выражения и
жизни.
— Не выноси меня отсюда!
— Что?
— Я говорю, не выноси меня из этой комнаты.
— О чем ты говоришь? Я должен вынести тебя. Ты свеча. Твоя работа — давать свет. Там, снаружи — темно. Люди
спотыкаются и натыкаются на стены. Тебе надо выйти и осветить все вокруг!
— Но ты не можешь меня вынести отсюда. Я не готова, —
объясняла свеча, умоляюще глядя на меня. — Мне нужно еще немного подготовиться. 
Я не верил своим ушам:
— Подготовиться?
— Да, я решила, что мне надо провести исследовательскую работу по освещению, чтобы выйти и не наделать множества
ошибок. Ты представить себе не можешь, каким искаженным может быть свет необученной свечи. Поэтому я учусь. Я
только что закончила книгу по сопротивлению ветру. Я в самом разгаре записи аудиоматериалов о подготовке и
сохранении фитиля, и я читаю новый бестселлер о внешнем виде пламени. Ты слышал о нем?
— Нет, — ответил я.
— Тебе понравится. Он называется «Красноречивое горение».
— Звучит очень интерес… — я не мог поверить, что говорю это.
Что я делаю? Я стою тут, разговариваю со свечой, пока моя жена и дочери там, в темноте!
— Так, слушай, ты не единственная свеча на полке. Я задую тебя и возьму другие.
Но стоило мне только надуть щеки, как я услышал другие голоса:
— Мы тоже не пойдем!
Это заговор! Я обернулся и посмотрел на три остальные свечи, пламя каждой из них плясало над миниатюрным
лицом.
Я уже не чувствовал неловкость из-за того, что разговариваю со свечами. Я начинал злиться.
— Вы — свечи, и ваша работа — освещать темные места!
— Что ж, это ты так думаешь, — заявила свеча, стоящая слева: длинный худощавый парень с бородкой и британским
акцентом. — Ты можешь думать, что мы должны идти, но лично я занят.
— Занят?
— Да, я размышляю.
— Что? Свеча, которая размышляет?
— Да, я размышляю о важности света. Это на многое проливает свет.
Я решил убедить их.
— Послушайте, я ценю то, что вы делаете, ребята. Время для размышлений? Я — полностью за! Всем нужно учиться и
вести исследования. Но вы стоите тут уже много недель. Разве вам не хватило времени, чтобы прочистить свой фитилек? А вы, двое, тоже собираетесь стоять здесь? — обратился я к остальным.
Заговорила короткая, толстая пурпурная свеча с пухлыми щечками, напоминавшая мне Санта-Клауса:
— Я жду, пока у меня не наладится жизнь. Я недостаточно стабилен. Я легко выхожу из себя. У меня, можно сказать,
слишком горячая голова. У последней свечи оказался очень приятный женский голос:
— Я хотела бы помочь, но светить в темноте не мой дар.
Все это звучало очень знакомо.
— Не твой дар? Что ты хочешь сказать?
— Ну, я пою. Я пою для других свечей, вдохновляя их гореть ярче.
Не спрашивая моего разрешения, она начала репетировать песню под названием «Мой маленький огонек» (надо
признать, что у нее действительно был хороший голос).
Три другие свечи присоединились к ней, и вся комната огласилась пением.
— Эй! — Я попытался перекричать музыку. — Я не против, если вы будете петь за работой. Нам вообще не
помешает немного музыки!
Они не слышали меня. Они пели слишком громко. Я закричал громче:
— Все, прекратите! У вас будет множество времени потом. Нам сейчас предстоит более серьезная задача!
Свечи не желали прекращать пение. Я поставил большую свечу на полку, сделал шаг назад и подумал об абсурдности
происходящего. Четыре абсолютно здоровые свечи, которые поют друг другу о свете, но отказываются выйти из кладовки.
С меня хватит! Одну за другой я задул их. Последняя оказалось той свечкой-женщиной. Я задул ее прямо на строчке «Не дай сатане задуть тебя».

Я засунул руки в карманы и вышел из кладовки в темноту. Я вновь ударился о тот самый холодильник. Затем я врезался в жену.
— Где свечи? — спросила она.
— Они не хотели… Они не зажглись. И вообще, где ты их купила?
— А, это церковные свечи. Помнишь ту церковь на другом конце города, которая недавно закрылась? Я купила их там.
— Мне все стало ясно.

Макс Лукадо «Бог подошел так близко»